Заложники катастроф. Как аварии влияют на судьбу авиационных новинок

Заложники катастроф. Как аварии влияют на судьбу авиационных новинок
Самолет Boeing 737 MAX

История авиации показывает немало примеров того, как одна авария способна поставить крест на имидже и репутации самолета

Почти 40 лет назад на советские экраны вышел нашумевший итальянский фильм «Спасите «Конкорд»!», в котором конкуренты устраивают теракты на борту сверхзвукового лайнера с целью снятия его с эксплуатации.

В реальности вывода самолета из активной службы пришлось ждать еще 20 лет: роковая авария в парижском аэропорту «Шарль де Голль» произошла в 2000 году. «Конкорд» вспыхнул при самом взлете, погибло более ста человек. Это была единственная катастрофа с «Конкордом», считавшимся гордостью европейского авиастроения. Однако именно она стала катализатором того, что в 2003 году сверхзвуковой лайнер, единственный в мире, был выведен из эксплуатации. Разумеется, были и другие факторы — чисто экономические (прекращение правительственных субсидий, общий спад в авиаперевозках и многое другое) для склонения чаши весов в сторону такого решения, но именно авария произвела на общественное мнение и бизнес-круги решающее воздействие: от сверхзвуковых пассажирских самолетов отказались.

«Конкорд» позиционировался на рынке авиаперевозок как летательный аппарат высшего класса с очень дорогими билетами, к которым полагалось соответствующее обслуживание, включавшее в себя в первую очередь безопасность. Он занимал специфический, очень узкий сегмент. Лайнером пользовались в основном бизнесмены, ценящие свое время, и элитная публика — звезды шоу-бизнеса и т. п., для которых важны были соображения престижа и которые могли оплачивать недешевое удовольствие.

Одной трагедии хватило, чтобы подкосить имидж и репутацию самолета. В этом заключалось отличие «Конкорда» от «рабочих лошадок» — типовых авиалайнеров, выпускаемых массовыми сериями, с которыми и происходят большинство аварий, но которые от того не перестают выпускаться и эксплуатироваться.

У SSJ проблемный имидж, преодолевать который следует именно безаварийным и надежным использованием.

Однако если судьба «Конкорда» памятна многим, то история, которая произошла с его советским эквивалентом, — Ту-144, — известна куда менее широким кругам. Советский ответ «Конкорду» пал жертвой тех же обстоятельств — неправильных коммерческих расчетов и изменения экономической конъюнктуры, но в первую очередь аварий. 3 июня 1973 года Ту-144 совершал показательный полет в рамках авиасалона в Ле Бурже и разбился, как и «Конкорд» двадцать семь лет спустя, в парижском пригороде. Подобно своему прототипу, советский лайнер стал причиной гибели людей, находившихся на земле, а не только в самолете. Это был тяжелый удар по престижу советской авиатехники, хотя расследование не выявило причин крушения и конкретных претензий к конструкции самолета предъявлено не было.

После соответствующих доводок, потребовавших нескольких лет, Ту-144 начали эксплуатировать лишь в ноябре 1977 года на маршруте Москва-Алма-Ата. Однако уже через полгода, в июне 1978-го, он был снят с эксплуатации после аварии 23 мая, когда второй самолет погиб в Подмосковье в результате пожара на борту. Больше Ту-144 в воздух для совершения регулярных рейсов не поднимался, и проект был закрыт.

История того, как авиационные новинки оказываются заложниками аварий, продолжается и в наши дни. После двух катастроф в октябре 2018-го и в марте 2019-го Boeing 737 MAX, введенный в коммерческую эксплуатацию в мае 2017 года, оказался привязанным к земле, поскольку авиационные власти по всему миру, отозвали сертификаты на его полеты до выяснения всех обстоятельств и проведения дополнительной проверки надежности.

Хотя SSJ и позиционируется как ближнемагистральный и недорогой самолет, предназначенный для массовой эксплуатации, тем не менее он, как любая новинка, уязвим к имиджевым потерям из-за аварий. А их, с фатальным исходом, было уже две — в 2012 году в Индонезии во время показательного полета, и теперь в Шереметьево.

Кроме того, в отличие от своих конкурентов из «Боинга» и «Эрбаса», SSJ изначально имел сложную историю разработки и запуска в производство, а затем и технической поддержки у компаний, эксплуатирующих его. Иными словами, у SSJ проблемный имидж, преодолевать который следует именно безаварийным и надежным использованием. И дело тут не в том, есть ли в аварии вина разработчиков. Важен именно общественный консенсус относительно данного самолета. Если пассажиры всякий раз будут задаваться вопросом о безопасности SSJ, покупая билеты, то это будет играть против его эксплуатации. Разумеется, при этом в России не стоит сбрасывать со счетов значение административных рычагов. Правительство, будучи заинтересовано в поддержании отечественного авиапроизводителя как по имиджевым, так и по экономическим причинам, может оказать одновременно и нажим, и поддержку тем компаниям, которые будут эксплуатировать SSJ.

Акции «Аэрофлота» рухнули после авиакатастрофы в Шереметьево

Источник

Заложники катастроф. Как аварии влияют на судьбу авиационных новинок