Вячеслав Моше Кантор считает угрозу ядерного терроризма всё реальнее с каждым годом

«Если политики продолжат действовать в вопросах глобальной безопасности так же, как это происходит в наши дни, то уже в следующем десятилетии террористы получат доступ к ядерному оружию», — заявил ещё 10 лет назад бывший помощник министра обороны США Грэм Эллисон в своём исследовании «Ядерный терроризм. Предотвратимая катастрофа». Эту цитату бывшего представителя силового ведомства нередко приводит президент Международного Люксембургского форума по предотвращению ядерной катастрофы Вячеслав Моше Кантор, когда хочет подчеркнуть актуальность вопросов безопасности и контроля над ядерным оружием. Этот контроль, убеждён Вячеслав Моше Кантор, буквально ослабевает с каждым годом, и виной тому – нестабильная политическая и военная обстановка в мире. Главы отдельных государств и целых политических блоков выводят на первый план геополитические, экономические и, разумеется, политические интересы своих стран, и отстаивая эти интересы нередко забывают о глобальной безопасности и общемировом контроле над таким смертоносным оружием, как ядерное вооружение, и сокращении его числа в мире. А глобальной безопасности, как следует из самого её определения, можно достичь лишь глобальным объединением усилий по всему миру, говорит Вячеслав Моше Кантор.

На фоне того, как военные и политические связи и контакты между ведущими государствами ослабевают, всё более консолидированной и по-настоящему решающей силой показывают себя террористические организации и группировки. Как видно из примера Исламского государства (ИГ, террористическая организация, запрещённая в РФ), террористы способны объединиться в настоящее квазигосударство, с соответствующей эффективной системой распределения ролей, структур управления и собственными источниками финансирования, которые в свою очередь складываются в перенаправляемые и контролируемые финансовые потоки. Главным же объединяющим фактором становится общая человеконенавистническая идеология, которая помогает террористам постоянно набирать новых членов в свои организации и мотивировать их на самые страшные преступления. При этом, как не раз подчёркивал Вячеслав Моше Кантор, террористы уже неоднократно проявляли интерес как к собственному ядерному оружию, так и к ядерным технологиям и материалам, которые позволили бы им создать свою бомбу, сравнимую по разрушительности и опасности с ядерным боезарядом.

Каким образом террористы могут получить доступ к ядерному оружию или ядерным материалам? Вячеслав Моше Кантор называет несколько вариантов, и в какой-то степени все они вполне реальны. Прежде всего, это непосредственная кража. Разумеется, речь здесь идёт не об оружии, а прежде всего о материалах. Да, специализированные предприятия по хранению и уничтожению отработанного ядерного топлива, например, или другие подобные заводы хорошо охраняются, однако это далеко не всегда касается исследовательских институтов и других мирных объектов, где преступники могут получить искомое. Ещё один вариант – теракт непосредственно на ядерном объекте, в том числе мирном, и как показывает опыт антитеррористических операций и собранная экспертами информация, подобные планы у террористов возникали не единожды.

Самым же опасным и, увы, одним из самых возможных сценариев эксперты и Вячеслав Моше Кантор считают покупку ядерных материалов или вооружения на «чёрных рынках», которые уже существуют. Особенно возрастает эта угроза в связи с появлением так называемых «пороговых стран» — тех государств, которые ещё не обладают собственным ядерным арсеналом, но очень к этому стремятся, либо уже располагают необходимой для производства технологией. Даже если речь не идёт о прямой продаже, приходится признать – система безопасности и контроля за технологиями и материалами в таких странах по определению ниже, чем в ведущих ядерных державах именно потому, что эта сфера в них находится в зачаточном состоянии.

Единственный действительно работающий способ снизить эти угрозы и предотвратить возможную катастрофу Вячеслав Моше Кантор видит в объединении усилий всех стран и приоритетности вопроса глобальной безопасности над текущими сиюминутными политическими целями и выгодами.

Вячеслав Моше Кантор считает угрозу ядерного терроризма всё реальнее с каждым годом