Тактическая уступка власти. Чего ждать после освобождения Ивана Голунова

Тактическая уступка власти. Чего ждать после освобождения Ивана Голунова

История Ивана Голунова стала своеобразным водоразделом: гражданское общество, задавленное в лице НКО и «иностранных агентов», появилось откуда не ждали. И это новое общество — без лидеров и корсчетов — будет задавать гораздо сложнее. Однако ожидать, что власть будет бездействовать, не стоит

Освобождение Ивана Голунова можно, разумеется, считать большой победой гражданского общества. Его реакция на арест журналиста явно не вписывалась в восприятие действительности полицейскими. Беспрецедентный масштаб солидарности представителей разных профессий и социальных групп тоже оказался неожиданным в стране, где власть любых видов и уровней привыкла воспринимать людей в лучшем случае как «молчаливое большинство», в худшем — как «шелупонь».

МВД решило прекратить дело журналиста Ивана Голунова

Но, во-первых, после успеха, пусть и относительного, гражданского сопротивления строительству храма в Екатеринбурге и яростной неуступчивости протестующих против мусорного полигона в Архангельской области появились новые образцы гражданского поведения. Главное — начал пропадать страх, сопротивление стало отчаянным и в то же время холодно-рациональным, стремящимся достигнуть цели, а не просто выразить свое неудовольствие.

Во-вторых, даже для, допустим, деятелей шоу-бизнеса, весьма далеких от оппозиционной активности, «дело Голунова» стало последней каплей: такая модель поведения полиции необязательно политически мотивирована, и очень многим стало понятно, что история журналиста касается абсолютно всех. Вне зависимости от политизированности или неполитизированности.

Проблема этой истории в том, что она произошла в Москве и за Голунова было кому заступиться. Арест в Кабардино-Балкарии местного активиста Мартина Кочесоко почти по такой же схеме резонанса не вызвал. История Оюба Титиева, чье дело успешно было доведено до суда и закончилось обвинительным приговором, тоже в большей степени интересовало правозащитников, а не широкие массы трудящихся, включая артистов и певцов.

То есть разбираться надо с самой механикой и техникой такого рода дел, используемых для расправы с инакомыслящими. И не обольщаться насчет того, что волна возмущения будет всякий раз, как в кейсе Голунова, превращаться в цунами и втягивать, пользуясь определением Бориса Пастернака, «продукты разных сфер».

А если мы вспомним историю главы карельского «Мемориала» Юрия Дмитриева, сначала оправданного судом, а затем снова привлеченного к ответственности, то выяснится, что нынешняя победа гражданского общества — результат лишь небольшой уступки власти, которая всеми силами старается избежать социальной напряженности, особенно из-за действий каких-то низовых полицейских и в ситуации, когда общественные настроения неустойчивы из-за очевидных социально-экономических проблем.

Там, «наверху», просто рассудили, что имиджевый ущерб МВД перекинется, как лесной пожар, на Кремль, и уж лучше остановить разгорающийся огонь в самом начале. Для министра внутренних дел Владимира Колокольцева и вовсе это повод обратить недостатки системы в свою пользу. Он посылает сигнал: его система готова самоочищаться, она безжалостна к нарушителям полицейской этики, хотя в данном случае речь идет не о служебном несоответствии, а об уголовном преступлении. И кстати, это тоже своеобразный тест: будут ли по-настоящему наказаны виновные в фабрикации дела против Голунова или вскоре все забудут об этих персонажах с теперь уже сорванными погонами.

Глава МВД попросит Путина уволить двух генералов полиции из-за дела Голунова

И еще об одном. Каток власти катится только в одном направлении, у него нет задней передачи, он может только временно остановиться, да и то исключительно по имиджевым причинам — дешевле заглушить на время мотор, чтобы не обвинили в том, что на каток намотаны человеческие судьбы. Да, это реакция на общественное негодование. Да, гражданское общество все чаще подает голос и уже невозможно сделать вид, что это писк лилипутов или брюзжание московских бузотеров, «пиарящихся», как сказал Путин, на местных проблемах.

Тем не менее, это не означает, что государство готово отступать и уступать. Напротив, столкновение стало более ожесточенным, и сопротивление гражданского общества от этого оказалось более заметным.

Впрочем, главный итог истории не в этом. А в том, что гражданское общество, которое власть задавила в лице НКО, нежелательных организаций и иностранных агентов, появилось оттуда, откуда не ждали. У него нет лидеров, организации и корреспондентского счета, и здесь просто автозаками, провокациями, казаками, ЧОПами и даже президентскими грантами уже не обойтись. В этом смысле история Ивана Голунова действительно стала водоразделом — до и после. Но — еще раз — важно не плодить иллюзий. Следите за руками не только полиции, но других не менее важных силовых и гражданских, правоприменительных и законодательных структур.

Навальный узнал о квартирах на сотни миллионов рублей у семьи сотрудника ФСБ из статьи Голунова

Источник

Тактическая уступка власти. Чего ждать после освобождения Ивана Голунова