Смерть Дадашева вскрыла проблему: бойцы умалчивают о серьезных травмах и подделывают справки

Бой Ковалев – Симаков закончился летально из-за этого.

Не поймите неправильно, но последний бой (и смерть) Максима Дадашева – тот момент, когда особенно важно поговорить об ужасной тенденции в мире единоборств. Мы вообще устроены так, что самолеты проверяем после авиакатастроф, а не до, и пожарные сигнализации торговых центров – только после трагедии.

Смерть Дадашева вскрыла проблему: бойцы умалчивают о серьезных травмах и подделывают справки

Дадашеву драться было нельзя. Это факт. За несколько лет до этого он лежал в реанимации из-за проблем с головой, а врачи запретили боксировать и пропускать удары. Об этом знали только близкие (а иногда даже и они ничего не подозревают), но спустя время появилась иллюзия, что это все позади и можно развивать профессиональную карьеру.

Теперь Дадашева хороним. Организации проводят углубленные обследования только после серьезных нокаутов в боях, а у Максима поражений не было. О прошлом он молчал.

Вряд ли Максим не понимал, на что идет с каждым боем. Но традиционная мысль, что как-нибудь проскочим, всегда рядом. Разница в том, что кто-то по этому лезвию доходит до конца, а кто-то срывается. И мы видим только вторых, не представляя масштаб бардака.

В 2011-м в Челябинске прошел бой между Сергеем Ковалевым и Романом Симаковым. Ковалев выиграл техническим нокаутом, а Симаков впал в кому и умер через три дня, не приходя в себя.

Полноценного обследования перед тем турниром не было: врачи либо верили на слово боксерам, либо принимали принесенные им справки, которые в России купить не проблема. Никаких МРТ головы и близко не было, а Симакову также нельзя было драться. 

Дадашев пропустил 319 ударов. Его смерть – несчастный случай, хотя винят тренера и рефери

Смерть Дадашева вскрыла проблему: бойцы умалчивают о серьезных травмах и подделывают справки

После боя уже Ковалев рассказал, что предпосылки для летального исхода были: на взвешивании Симаков выглядел плохо, у него были красные глаза. Увы, тогда никто этому не придал значения. Для расследования была создана следственная группа, но вердикта нет до сих пор.

Даже в крупнейших промоушенах справки, как правило, не просят.

«За последний год за этим стали лучше следить, но я ни разу не предоставлял справок. Наверное, мне и так доверяют, поэтому не требуют», – сказал мне один боец, который даже был чемпионом организации.

Доверие – это отлично, но кто знает, чем закончились контрольные спарринги за неделю до боя? В 2016-м Мурад Мачаев победил Александра Сарнавского на Fight Nights Global 44, но вскоре был оштрафован на 300 тысяч рублей. Выяснилось, что в преддверии поединка он побывал в нокауте на тренировке и долго не мог прийти в себя, о чем не рассказал промоутерам – хотя по контракту должен был. Это как раз тот самый случай, когда до конца лезвия боец смог дойти.

Смерть Дадашева вскрыла проблему: бойцы умалчивают о серьезных травмах и подделывают справки

Я просто вспомню, что перед своим боем (и такое было) не сдавал ни одной справки. Плюс ко всему все участники турнира подписывали бумажку, в которой говорилось, что в случае вашей смерти родственники не будут иметь к организации претензий.

Кто утонет – плавать больше не будет.

Тогда екнуло, но подпись поставил. Чисто по-пацански и по-спортивному я понимаю каждого, кто утаивает серьезные травмы, подделывает справки и рвется в бой. Особенно если ты занимаешься этим всю жизнь. Когда либо хочешь побеждать дальше, либо возвращаешься после поражений и доказываешь все по новой.

Боец Алексей Махно рассказал: «Перед поединками подхожу к рефери и говорю, что мой бой надо останавливать только в том случае, если меня убивают. Ты отдаешь себе отчет и готов идти на этот риск».

Но даже самые жесткие воины – люди со своим пределом. На профессиональном уровне в среднем 2-3 смерти в год. Тех, кто не рассказал о нокауте на тренировке, прошлых проблемах или просто не предоставил справку – тысячи. Бойцы сами это подтверждают, но предпочитают о конкретных случаях не знать. Потому что и товарища не сдашь, ведь понимаешь его, и самому паршиво от осознания происходящего.

Смерть Дадашева вскрыла проблему: бойцы умалчивают о серьезных травмах и подделывают справки

Панацеи нет. Надеяться на то, что каждый спортсмен сможет вовремя сказать «стоп» – утопия. Некоторые, к слову, не идут на медосбледования из-за денег. Анализы крови, ЭКГ, МРТ etc в сумме обходятся от 30 до 50 тысяч рублей, а при среднем гонораре 100-150 тысяч – это весьма ощутимо.

Лиги обязаны вводить углубленные осмотры до и после боев. Делать это за свой счет. Не зря в ЮФС медицинские комиссии частенько не допускают бойцов до поединка, а после турниров им оплачивают лечение.

Но в конечном счете все зависит только от бойцов. От людей. И тут нечего сказать, кроме: пожалуйста, будьте внимательны. Спортивный азарт – круто, но есть кое-что поважнее.

Дадашев пропустил 319 ударов. Его смерть – несчастный случай, хотя винят тренера и рефери

«Макс уже был в реанимации. Ему нельзя было пропускать по голове». Партнер по сборной вспоминает Дадашева

Источник

Смерть Дадашева вскрыла проблему: бойцы умалчивают о серьезных травмах и подделывают справки