Смена модели капитализма, распад, война и революция: что ждет мировую экономику

Смена модели капитализма, распад, война и революция: что ждет мировую экономику

Слабый экономический рост, низкие и отрицательные процентные ставки, низкая инфляция и перспектива длительного дефляционного спада и бесконечной стагнации — такова реальность мировой экономики, особенно той ее части, которая именует себя развитыми странами. Структурный кризис мировой экономики реальнее, чем кажется

Макроэкономические данные по всему миру разочаровывают. МВФ оценивает динамику мировой экономики как слабую и нестабильную. Повышение производительности, автоматизация и цифровизация, помогающая масштабировать бизнес, требуют высоких затрат, но сталкиваются с сокращением потребительского спроса, вызванного общемировым ростом неравенства, что в итоге ведет к перепроизводству и угрожает длительной рецессией. Поддерживать глобальную экономику на плаву помогает только беспрецедентный масштаб кредитования.

Объем накопленных долгов достиг $246 трлн, или 320% глобального ВВП. Это исторический рекорд и одновременно угроза стабильности мировой финансовой системы, которая, как показывают исследования G20, пока неспособна быстро и эффективно отреагировать на любой кризис общесистемного характера. Выявленные после 2008 года проблемы в целом так и не были решены, их просто «залили» деньгами мировые центральные банки.

Десятилетний период околонулевых ставок центробанков ограничил эффективность политики монетарной стабилизации, но породил представление о том, что для стран с развитой экономикой сверхнизкие процентные ставки делают более высокий уровень долга «бесплатным обедом», а экономический рост компенсирует восходящую динамику отношения долга к доходам.

Именно по этой причине сложился консенсус, что повышать ставки нельзя ни при каких обстоятельствах, иначе мир свалится в экономический кризис, а от ФРС США требуют смягчения монетарной политики и запуска новых стимулирующих мер (QE). Если ожидания мягкой денежно-кредитной политики не будут постоянно подтверждаться снижениями ставок и расширением денежного предложения центробанками, то финансовые рынки ждет мощный обвал и переоценка рисков. В США, например, долг нефинансовых корпораций составляет 91% ВВП, долг финансовых компаний и банков — 81% ВВП, при этом половина компаний нижнего уровня инвестиционного рейтинга (ВВВ) уже имеет кредитное плечо, близкое к 6 EBITDA, что в случае пересмотра рисков повлечет перевод их облигаций на сумму $1,3 трлн в категорию «мусорных». Точно такой же объем низкокачественных субстандартных ипотечных кредитов запустил механизм мирового финансового кризиса 2007–2008 годов.

Глобально объем «мусорных» облигаций и займов с большим плечом, которые предстоит погасить или рефинансировать в ближайшие годы, уже превысил $4 трлн. В случае слабости мировой экономики и неуверенности в ее дальнейшем росте условия рефинансирования долгов корпораций ужесточатся и еще почти $5 трлн облигаций могут стать «мусорными» к 2024 году. Это колоссальная проблема, не имеющая решения.

Теоретически можно долго поддерживать экономику через экспансивный рост долгов правительств, корпораций и граждан, но исследование Всемирного банка показало, что, как только отношение долга к ВВП в стране достигает 77%, долговая нагрузка начинает замедлять экономический рост и в дальнейшем каждый дополнительный процент роста экономики потребует постоянного увеличения кредитования примерно на два процента. Отметка 77% уже давно пройдена.

Снова пузырь. Как вспыхнет новый мировой кризис
Ядерная зима: что осталось от инвестиционного бизнеса в России
«Все пошло не так»: как заработать на надвигающемся кризисе

Кроме того, глобализация достигла своих пределов. Потенциал естественного промышленного роста исчерпан, сфера услуг не создает, а лишь перераспределяет богатства, а кредитование порождает иллюзию достатка. Сформировавшаяся геоэкономика представляет собой единую замкнутую систему, а это означает, что к ней применим закон неубывания энтропии.

Говоря языком термодинамики, бесконечное расширение кредитования по околонулевым ставкам при незначительном росте экономики ведет к «тепловой смерти». Ускоренное кредитное и эмиссионное стимулирование повлечет за собой рост энтропии, то есть гиперинфляцию. И то и другое неизбежно приведет к коллапсу мировой экономики.

Смягчение денежно-кредитной политики, которое сейчас проводят ФРС США, ЕЦБ, Народный банк Китая, Банк Японии и др., — это «покупка времени», необходимого, чтобы правительства могли подготовиться к мировому кризису. Но пока нет признаков того, что это время будет потрачено с пользой.

В создавшейся финансовой системе существует нечто более катастрофическое, чем неконтролируемый рост долгов — делеверидж (процесс сокращения кредитного плеча) из-за дефолтов и обесценения распродаваемых залогов, который всегда становился основной причиной многолетнего циклического спада экономической активности. Делеверидж лежал в основе Великой депрессии в США (1929–1939) и двадцатилетней стагнации японской экономики в конце ХХ века.

Глобальный долг слишком велик, центробанкам развитых стран не хватит ресурсов, чтобы выкупать активы, как это было в 2008 году, а понижение ставок уже не поможет, потому что они и так близки к нулю или отрицательные. Сваливание мировой экономики в великую депрессию — лишь вопрос времени.

Тенденция создания денег из кредитных денег и бесконечное накопление финансового капитала являются главными характеристиками современного суперкапитализма. В этом его могущество и главная уязвимость. При демонтаже существующей структуры мировой экономики виртуальные триллионы будут бесполезны, как бесполезны гигабайты информации на диске или флешке, если нет компьютера и электричества.

Вариантов развития событий немного. Это или смена модели капитализма и переход к новым технологиям производства для создания новой стоимости, или распад мировой экономики на отдельные полуизолированные зоны, или мировая война, которая обнулит текущие обязательства, или мировая революция из-за страшного социального кризиса, которая перераспределит блага современной цивилизации. Первый вариант предпочтительнее, но для его реализации необходимо всерьез заниматься фундаментальными исследованиями и повышать общий уровень образования, потому что такой экономике понадобятся творцы, а не квалифицированные потребители, как сейчас.

10 лучших банков для российских миллионеров — 2019

Смена модели капитализма, распад, война и революция: что ждет мировую экономику

Смена модели капитализма, распад, война и революция: что ждет мировую экономику

Смена модели капитализма, распад, война и революция: что ждет мировую экономику

Смена модели капитализма, распад, война и революция: что ждет мировую экономику

Смена модели капитализма, распад, война и революция: что ждет мировую экономику

Смена модели капитализма, распад, война и революция: что ждет мировую экономику

Смена модели капитализма, распад, война и революция: что ждет мировую экономику

Смена модели капитализма, распад, война и революция: что ждет мировую экономику

Смена модели капитализма, распад, война и революция: что ждет мировую экономику

Смена модели капитализма, распад, война и революция: что ждет мировую экономику

Смена модели капитализма, распад, война и революция: что ждет мировую экономику

Смена модели капитализма, распад, война и революция: что ждет мировую экономику

Смена модели капитализма, распад, война и революция: что ждет мировую экономику

Смена модели капитализма, распад, война и революция: что ждет мировую экономику

Смена модели капитализма, распад, война и революция: что ждет мировую экономику

Смена модели капитализма, распад, война и революция: что ждет мировую экономику

Смена модели капитализма, распад, война и революция: что ждет мировую экономику

Смена модели капитализма, распад, война и революция: что ждет мировую экономику

Private Bank Альфа-Банка не обошли стороной кадровые изменения, затронувшие в последнее время почти все ведущие бизнес-линии банка. В начале года банк покинула управляющий директор «Альфа Private» Екатерина Милеева, с ней ушел и Антон Рахманов, который занимался развитием продуктов для состоятельных клиентов. Ее место заняла Алина Назарова из «ФК Открытие». За год, прошедший с публикации прошлого рейтинга, стать клиентом «Альфа Private» стало сложнее — банк увеличил порог входа в Москве с $0,5 млн до $1 млн, а в регионах — с $250 000 до $550 000.

За год активы под управлением Sberbank Private Banking выросли на 15%, а число клиентов — на 7%. Средний чек увеличился с $3,8 млн до $4,1 млн. Таким образом Sberbank Private Banking приблизился по этому показателю к лидеру рейтинга: в «Альфа Private» средний чек — $5 млн. За прошедший год Сбербанк запустил несколько новых услуг, в частности инвестиционное консультирование на Кипре в разных валютах.

Friedrich Wilhelm Raiffeisen — старейший частный банк с подразделением в России. За прошедший год его активы под управлением выросли на 12%, число клиентов увеличилось на 8%, средний чек вырос на 11%. Клиентов с финансовыми активами от $1 млн стало больше на 13%. Friedrich Wilhelm приносит российскому Райффайзенбанку около 5% доходов. Ставки по вкладам в private banking — самые низкие на рынке, высока доля средств в инвестиционных продуктах — 46%.

Первый офис для премиальных клиентов ВТБ открыл в 2008 году, к 2019 году их количество выросло до 30 по всей России. Сейчас у банка более 20 000 private-клиентов, из них 7000 — с финансовыми активами свыше $1 млн. ВТБ лидирует среди российских private-банков как по общему числу клиентов, так и по числу долларовых миллионеров, хранящих в нем деньги. Среднестатистический клиент «Private Banking ВТБ» — это собственник бизнеса, топ-менеджер или классический рантье.

ЮниКредит Банк занимает первое место в рейтинге самых надежных российских банков 2019 года по версии Forbes. Сейчас банк насчитывает девять специализированных офисов для обслуживания премиальных клиентов. Согласно годовой отчетности банка, за 2018 год портфель private-клиентов ЮниКредит Банка вырос на 43%, а число клиентов увеличилось по сравнению с 2017 годом на 5%. Точные цифры в банке не раскрывают. За прошлый год доходы от обслуживания премиальных клиентов выросли на 35%.

 

UBS — крупнейший частный банк Швейцарии. Выручка в 2018-м составила $31 млрд, 55% принесло подразделение по управлению капиталом состоятельных клиентов. С ноября 2019-го банк установит отрицательные ставки по депозитам — минус 0,75% для клиентов, обслуживающихся в Швейцарии со счетом свыше 2 млн швейцарских франков. Весь неполный 2019 год в СМИ появлялись новости о возможном слиянии бизнесов по управлению активами UBS и Deutsche Bank. Если бы сделка состоялась, то объем активов под управлением объединенного банка достиг бы $1,57 трлн.

Обслуживающий состоятельных клиентов в 25 странах мира банк Julius Baer управляет активами на 412 млрд швейцарских франков (на 30 июня 2019 года). Полугодовая чистая прибыль Julius Baer Group сократилась на 23%, до 343 млн швейцарских франков. Впрочем, в отчетности группы говорится, что после крайне слабой второй половины 2018 года на финансовых рынках произошел отскок. C начала года акции Julius Baer Group подорожали почти на 24%. В июне 2019-го одним из крупнейших акционеров банка с долей 3,09% стало правительство Сингапура через фонд GIC.

Швейцарский банк Credit Suisse открыл отделение с российской лицензией в 1993 году. Проработав здесь более 20 лет, в последние годы, как и другие иностранные инвестбанки, Credit Suisse частично свернул работу в России. В 2016 году банк отказался от обслуживания российских счетов private-клиентов, а летом 2018 года уволил главу отдела по операциям с российскими акциями, пообещав следить за российскими бумагами из Лондона. С 2014 по начало 2018 года доходы от частного банкинга и инвестиционных услуг банка в России упали с 1,9 млрд рублей до 1 млрд рублей.

Частный швейцарский банк Pictet основан в 1805 году в Женеве. Под управлением премиального отделения банка находятся средства клиентов на 226 млрд франков, их интересы обслуживают в 27 офисах в 17 странах. Прибыль банка по итогам 2018 года выросла на 4%, до 595 млн франков. В России у банка нет своего офиса, но с российскими клиентами он работает, заинтересовавшись рынком в 2008 году. Всем своим частным клиентам банк предлагает несколько пакетов услуг в зависимости от размера активов. Порог по каждому составляет $2 млн, $10 млн и $100 млн соответственно.

Citi — международный банк с головным офисом в США. Акции банка обращаются на бирже, и основные его владельцы — инвестфонды и институциональные инвесторы. Под управлением Citi Private Bank находится порядка $460 млрд, состоятельные клиенты могут получить услуги в 116 странах. Главой Citi по развивающимся рынкам назначен Дэвид Ливингстон — выходец из Credit Suisse и HSBC. Citigroup до конца 2019 года собирается сократить сотни рабочих мест в трейдинговом подразделении.

Смена модели капитализма, распад, война и революция: что ждет мировую экономику

Подпишись на рассылку Forbes
Мы пишем о том, что поможет вам стать богаче

Источник


Warning: Illegal string offset 'link' in /home/ifvremy1/public_html/wp-content/themes/yelly/template-parts/social-buttons.php on line 15

Warning: Illegal string offset 'title' in /home/ifvremy1/public_html/wp-content/themes/yelly/template-parts/social-buttons.php on line 15
Смена модели капитализма, распад, война и революция: что ждет мировую экономику