«После морозного матча приходишь в туалет, а все спряталось». Неизвестная сторона работы судей в РПЛ

Жжет лучший арбитр прошлого сезона.

В прошлом сезоне Сергея Лапочкина назвали лучшим судьей России и вручили «Золотой мяч» от РФС. Он из Питера, но удачнее всего при его судействе играет «Спартак» – набирает 80% очков. Лапочкин рассказал «Чемпионату» об отношениях с игроками, работе в Грозном и детском футболе.

«После морозного матча приходишь в туалет, а все спряталось». Неизвестная сторона работы судей в РПЛ

«Зенит», поребрик, 80% очков «Спартака»

Лапочкин – настоящий петербуржец. Это значит, что вы не услышите от него слов «подъезд», «бордюр» и «гречка». Несмотря на все, реф отрицает, что болеет за «Зенит» и обещает рассказать, за кого болеет, когда закончит судить. При этом все равно многие считают, что он привирает.

«Перед игрой с «Зенитом» дашь кому-то желтую, а она четвертая. И люди говорят: «Ну как так? Из-за тебя с ними не сыграю». Сейчас что-нибудь ляпну, мне начнут приписывать. И так говорят, что я спартаковский. Могу только сказать, что регулярно работаю на матчах этого клуба», – объясняет он. – Перед недавним матчем «Крылья Советов» – «Спартак» Артем Ребров на разминке подошел и в шутку спросил: «Сегодня как всегда?». Все же знают мою статистику».

Критика, угрозы и безопасная Чечня

Судья – одна из самых взрывоопасных профессий. Им угрожают даже на поле, а простые болельщики иногда вообще готовы убить за неправильное решение.

«Я новости не читаю, но мой родной брат просматривает комментарии и часто присылает мне скрины. Много нового узнаем: про маму, про папу, – рассказывает Лапочкин. – Раньше была открыта страница «ВКонтакте». Помню, пришел домой после игры «Спартак» — ЦСКА, открываю соцсети, а там 3500 сообщений! «Ядрена вошь», — думаю. И ни одного цензурного! Неделю чистил стену, с тех пор все закрыл. Нас вообще просят, чтобы соцсетей не было. Но я же живой человек. На дворе XXI век — стольких людей могу потерять».

«После морозного матча приходишь в туалет, а все спряталось». Неизвестная сторона работы судей в РПЛ

Когда говорят про угрозы судейству – первым делом в голову лезет Кавказ с «судьей продажной». Но Лапочкин уверен: сейчас везде спокойно, а горячие люди бывают не только в Грозном, Махачкале и Назрани.

«В моем представлении Грозный точно входит в тройку лучших городов России. И там совершенно безопасно: каждый раз приезжаю и выхожу на прогулки. Хотя на Кавказе была одна история. Приехали в Назрань, вышли с коллегой погулять, – вспоминает Лапочкин. – Жарко было, поэтому надели шорты. Смотрим вокруг, а люди в нас буквально плюются. «Тьфу», – прямо под ноги. Руками размахивают, ругаются. Потом поняли: вышли на улицах в шортах, да еще и в Рамадан. Оскорбления по громкой связи? На поле этого не слышно. Правда. Понятно, что что-то говорят, а что именно – в такие моменты не понимаешь».

Недавно Магомед Даудов уводил в подтрибунку Алексея Сухого после матча со «Спартаком». Его коллега уверен, что все в порядке: «Ну Егоров же сказал, что Даудов таким образом защищал Сухого. У меня нет оснований ему не верить. В Грозный приезжаю регулярно – там хорошая команда, красивый стадион, неплохая поддержка. Поверьте, есть места пострашнее. В Махачкале опаснее – там бы я не пошел ночью гулять. Да и с клубом во времена Кадиева приходилось общаться по-разному. Он очень эмоциональный. Может что-то сказать в перерыве или после игры. Может и руками помахать».

Иногда представители клубов ломятся в судейскую – и Лапочкин вспоминает недавний эпизод, но не признается, кто это был. Реф просит: «Не надо больше заходить! Мы и так все понимаем».

Страшнее всего судить любителей и детей: родители считают, что их ребенок – Месси или Гризманн

«После морозного матча приходишь в туалет, а все спряталось». Неизвестная сторона работы судей в РПЛ

Если на профессиональном уровне судей часто сопровождает охрана, то в любителях, где Лапочкин иногда еще подрабатывает за копейки (300-650 рублей за матч, ассистенту – в два раза меньше) все хуже.

«Там охраны вообще никакой. Порой кажется, что Штирлиц был бы на грани провала. Детский футбол не самый простой: родители считают, что их ребенок минимум Гризманн, максимум – Месси. Самая большая проблема — с родителями. То их чадо негодяи из другой команды по ногам бьют, то судья — плохой человек, – вспоминает Лапочкин. – Недавно играла детская команда «Зенита» — недалеко от моего дома. На 90-й минуте при счете 0:0 назначил пенальти. Не знаю, как потом дошел до раздевалки – за мной целый эскорт из 50 родителей шел.

Даже какой-то знакомый начал что-то предъявлять. Говорю ему: «Ты-то куда лезешь?». Представляете, был на грани провала почти около дома! Но спустя два часа после игры мне позвонил тренер команды, которая проиграла. И сказал, что я все же был прав».

Отец Лапочкина тоже был судьей, и в девяностых прессовали похуже: дело доходило до коктейлей Молотова, бывало рукоприкладство, били машину. Сейчас все проще.

Самое быстрое удаление российского футбола – на ламповой «Родине» в Химках за мат

Общение с игроками (и порой жесткое) – часть футбола. Но когда футболисты перегибают, удалять или нет – решает судья. Самый памятный матч – «Динамо» против «Кубани», 2013 год, стадион «Родина» в Химках – тот самый, с церквушкой. Движуха началась во втором тайме, «Кубань» забила, потом пропустила спорный гол, затем Хубулов прямой ногой проверил грудную клетку Игоря Денисова и пошел в раздевалку, потом «Динамо» забило еще два, и на замену выскочил Давид Цораев. Он провел на поле меньше минуты и схватил прямую красную за разговоры.

«Он вышел на замену. Свой выход сопроводил трехэтажным матом. Кураньи аж по-русски заговорил. «Ты слышал?!» — спрашивает. Сначала подумал, что он не мне, – рассказывает Лапочкин. – Спросил у него: «Ты кому это сказал?». Он мне в ответ: «Тебе! Ты что, не понял?!». Ну я достал красную, и он сразу ушел. Вопиющий случай».

Арбитр вспомнил и общение с Черчесовым: «В Химках «Амкар» играл с ЦСКА. Закончился первый тайм, он ко мне подходит и говорит: «Ну ты че?!». Я ему: «Че?!». И разошлись. Вот и поговорили».

Для Лапочкина грань – когда откровенно оскорбляют в лицо. Но по-настоящему его задевает только одно: «Когда начинают про папу говорить. Или про маму говорят, что несколько раз ее… вблизи видели. Стараюсь сразу такое пресекать».

Изобретательный Слуцкий, зачем игроки давят на судей

Игроки регулярно во время матча прессуют судей, пытаясь даже в самых очевидных моментах доказать, что они правы. Реф рассказывает, почему так происходит.

«Это же психологическая борьба, кто кого сломает: я их или они меня. Нас трое, а их 22. В этом и заключается искусство управления – показать, что ты сильнее. Ошибиться можно, это регулярно происходит. Другое дело, если ты восемь раз скажешь, что не увидел, то тебе футболисты скажут: «Чего ты вышел тогда?». Если тебя побеждают, гоняют потом, как вшивого по бане, – объясняет Лапочкин. – В такие моменты становишься не совсем адекватным. Смотришь на часы и думаешь: когда ж это все закончится? Пускай уже поставят что угодно, дисквалифицируют — посижу и отдохну месячишко. После игры надо просто забить болт и забыть этот момент».

Начало нового сезона – куча ошибок. Но Лапочкин считает, что не нужно наезжать на судей за каждый косяк: «Ошибка ошибке рознь. Если это ошибка, то что делать? Лучше на белое говорить черное? Мы же несем наказание за ошибки, не получаем игры. Вместо этого сидим дома и надоедаем семьям. Не увидеть мелкий наступ – это одно. А не назначить очевидный пенальти при счете 0:0 и присудить кому-то победу – серьезная ошибка. При этом оценка одна и та же – двойка».

Футболисты часто обсуждают судейство после матчей. Лапочкину это не нравится: «Никто из них не хочет следить за тем, где они не добежали, не доиграли. Проще всего на нас все свалить. Иногда футболисты говорят, что у них удалили игрока на 90 минуте, и это сломало игру. Или они проиграли 0:7, но шестой гол забили из вне игры, и это им помешало. Вот это реально смешно. Мы ошибаемся, мы такие же люди. Почему никто так не обсуждает моменты, в которых футболист с трех метров по воротам попасть не может?».

Давят и тренеры. Особенно Лапочкину запомнился Леонид Слуцкий: «Он, по-моему, в первый же мой сезон сказал, что Лапочкин — самый слабый арбитр Премьер-Лиги. Был как-то случай — я судил, а он подошел к резервному и сказал что-то в рацию, чтобы я его услышал. Так что Леонид Викторович — молодец, очень креативный. Никто до этого раньше не додумывался. Деталей не помню, но что-то вроде «Ты че так судишь?!». А я не понял, говорю: «Кто это сказал?». Резервный говорит: «Слуцкий!».

«После морозного матча приходишь в туалет, а все спряталось». Неизвестная сторона работы судей в РПЛ

«ФНЛ не лига, что ли?»

Лапочкин уверенно отвечает, что никогда не участвовал в договорном матче. По крайней мере, как фигурант. И даже в ФНЛ: «А что, ФНЛ не лига, что ли? Почему все решили, что в ФНЛ это есть?». При этом там сложнее судить, чем в РПЛ – выше текучка, больше футболистов, все злые.

В то же время сомнения по поводу честности матчей у него бывали: «Некоторые действия футболистов вызывают недоумение. Например, когда человек не забивает в пустые ворота. Или, допустим, выходят в первом тайме и получают кучу желтых, а во втором все спокойно. Ты думаешь: либо ты такой молодец, всех успокоил, либо тут что-то не так. Но когда не знаешь, сложно обвинять. В любом случае, почему я от матча должен отказываться? Почему моя семья должна голодать? Так я поеду, спокойно заработаю свой гонорар».

Тренировки с Аршавиным в детстве: он накидывал всем

Лапочкин занимался в одно время с Андреем Аршавиным: «В семь лет было понятно, что он с другой планеты. Он всегда был особенным, намного живее, чем все окружающие. Вызывающе себя вел. Но выходил на поле и делал все в одиночку».

От карьеры футболиста будущий судья отказался быстро: «Иногда лучше вовремя остановиться и понять, что это не совсем твое. Так будет честнее и перед футболом, и перед бедными родителями, которые тебя на тренировку возят. Если не дано, зачем мучиться? Чтобы потом седьмым вратарем выходить?».

«После морозного матча приходишь в туалет, а все спряталось». Неизвестная сторона работы судей в РПЛ

Работа в холод: судья может прервать матч, но зачем?

Лапочкин объясняет: если температура соответствует регламенту (как в прошлом сезоне с «Енисеем»), то судья ничего не может сделать. Даже если по ходу игры понимает, что становится хуже.

«Если к началу игры температура допустима, неважно, как она меняется потом. Матч прервать можно, но для этого нужны исключительные условия, – рассказывает судья. – Поверьте, в такую погоду уже ничего не чувствуешь — ни ног, ни всего остального. Приходишь потом в туалет, а не знаешь откуда. Просто нет ничего у тебя, все спряталось».

Ходил с футболистами в баню (не с Глушаковым), руководители клубов иногда пихают

Руководители клубов иногда звонят после матчей или заходят, чтобы пообщаться. Настроение у них разное: «Иногда люди приходят и просто конкретно пихают, а иногда готовы выслушать. Интересуются, что им делать, чтобы команда выступала лучше. Некоторые приходят и говорят: «Мы при тебе опять проиграли. Что же нам делать?».

С футболистами Лапочкин тоже не прочь пообщаться. Пару лет назад после товарищеской игры «Зенита» пошел в баню с Михаилом Кержаковым и Александром Анюковым («Но не с Глушаковым, нет – там у них весело было. Мы же про обычную баню») – просто поболтать о футболе, потому что футболисты вообще не знают правил: «Человек говорит: «Да я в мяч сыграл!». А ты сидишь вот так в бане и объясняешь: «Да сейчас-то неважно уже, сыграл ты в мяч или нет. Это во времена динозавров было важно. Сыграв в мяч, ты сбил игрока — попал ему в икроножную. Это фол и желтая».

В середине нулевых судьям тоже не верили, и Мутко привез иностранцев. Наши негодовали, Газзаев назвал француза клоуном

Sports.ru запускает блог, в котором КДК может увидеть ошибки судей

Источник

«После морозного матча приходишь в туалет, а все спряталось». Неизвестная сторона работы судей в РПЛ