Домой Главные новости Доктрина Байдена: перестанут ли США быть сверхдержавой

Доктрина Байдена: перестанут ли США быть сверхдержавой

273
0


            Доктрина Байдена: перестанут ли США быть сверхдержавой

И как это отразится на Украине

США изменяют свою внешнеполитическую доктрину. В своем недавнем выступлении новые рамки приличия обозначил президент Джозеф Байден: «Решение по Афганистану (касаемо вывода американских войск из региона. — Авт.) не только об Афганистане. Оно — о завершении эпохи крупных военных операций по переделке других стран«. «Вести» узнали, что обусловило такой поворот и как теперь изменится геополитическая карта мира.

США ушли в себя

Байден обещает: права человека останутся в центре внешней политики США. Однако изменится стратегия, их будут защищать, не прибегая к «бесконечному развертыванию вооруженных сил». «Это, если хотите, новый байденизм. Теперь мы видим, как он устанавливает новый подход, новую доктрину«, — считает американский корреспондент BBC Гарри О’Донохью.

Само решение американского президента — следствие более глубоких процессов, происходящих как в Вашингтоне, так и за тысячи километров от столицы США. Эксперты называют «Вестям» целый набор из внутренних и внешних причин.

«Силы, которые привели Байдена к власти, хотят глобализации. Но американская экономика, которая при Трампе разворачивалась в сторону реального сектора (но так и не развернулась), начинает делать обратный ход — буквально, бежала в одну сторону, а потом резко развернулась и побежала в другую, — поясняет политический эксперт-международник Руслан Бизяев. — В этом году дефицит бюджета США составит порядка $1,8 трлн. 21 год назад это был вообще весь бюджет США, причем войнами или цветными революциями нивелировать этот процесс не удается. Вот Штаты и девальвируют во внешней политике, уходя во внутреннюю проблематику«.

Важный момент: противостояние внутри Демократической партии и ориентация американского истеблишмента на два неформальных центра влияния — главу Госдепа Энтони Блинкена и директора ЦРУ Уильяма Бернса. «Пока внутри Демпартии идет схватка между ультралевыми и, условно, центристами, а в экономической повестке идет борьба между транснациональными компаниями и банкирами (ее проявление — постоянные «качели» с криптовалютами), происходит падение рейтингов Джозефа Байдена. И ситуация у демократов аховая, ведь через год в США должны состояться довыборы в Конгресс и Сенат«, — говорит Бизяев «Вестям».

Большой треугольник

Что спровоцировало вывод войск именно сейчас — вопрос. По одной версии, это решили сделать за год до довыборов в обе палаты, понимая, что пусть вначале баллов Демпартии это не добавит, но «на длинной дистанции» ход принесет успех. «Байден стремится доказать, что эпоха войн с терроризмом, начатая Бушем-младшим после терактов 11 сентября, завершена. И реакция на военные и политические успехи Китая теперь будет единственной игрой Байдена«, — предполагает издание The Conversation.

Вторая версия: движения стали следствием договоренностей, заключенных в Женеве во время саммита «Байден— Путин». И куда важнее реальные изменения, которые принесет для геополитики решение Вашингтона.

«В международных отношениях есть классификация держав по типу их значимости на международной арене: «сверхдержава» — наивысшая ступень, «великая держава» — следующая за ней, — говорит «Вестям» политолог Даниил Богатырев. — И сегодня США утрачивают как свое влияние, так и сам статус сверхдержавы, опускаясь до уровня «великой». А на этой ступени находятся еще две страны — Китай и РФ«.

Именно их сам Байден и отмечает в качестве прямых целей: «Мир меняется. Мы серьезно конкурируем с Китаем, сталкиваемся с вызовами по многим направлениям с Россией, — заявил он в недавнем выступлении. — Мы должны показать конкурентоспособность США в этой борьбе XXI века. России и Китаю было бы только на руку, если бы США застряли на десятилетия в Афганистане«.

В списке, конечно, врагов гораздо больше. Издание The New York Times напоминает об этом в своей редакционной статье: «Доктрина Байдена рассматривает Китай как экзистенциального конкурента США, Россию — как разрушителя, Иран и Северную Корею — как ядерный расплодник, постоянную эволюцию киберугроз и терроризма, что распространился далеко за пределы Афганистана«. Но акцент на невмешательстве именно военного рода оставляет США возможности только для «мягкой силы». «Никто не верит, что администрация Байдена атакует ядерную программу Ирана после того, как президент ясно изобразил свою неприязнь к военному вмешательству США за рубежом«, — цитирует The New York Times Кори Шейк, директора по внешней и оборонной политике Американского института предпринимательства.

Есть и иная точка зрения. «Я вовсе не считаю, что решение в Афганистане заключается в том, что Соединенные Штаты не решатся применить силу, если это будет в их интересах, — цитирует Financial Times Тома Донилона, бывшего советника Барака Обамы по нацбезопасности. — Решение Байдена касалось Афганистана, а наши приоритеты лежат в другом месте«.

Падение роли НАТО

США, разумеется, продолжат влиять на мировые процессы. К примеру, уже на первую декаду декабря запланирован «Саммит лидеров за демократию». В нем примут участие лидеры стран, чье демократическое развитие не вызывает у Вашингтона сомнений (темы соответствуют моменту: «борьба с коррупцией», «противостояние авторитаризму», «уважение к демократии»). Продолжится и давление «мягкой силы» в лице государственных и негосударственных фондов, поддержки «гражданского общества» в странах, которые все-таки подлежат «переделке» (по терминологии самого Байдена). Продолжатся и точечные силовые операции.

«Конечно, не стоит обманываться и думать, что отказ от военных операций в других странах означает и отказ от политического вмешательства в их дела. Операции спецслужб США по подрыву тех или иных режимов продолжатся, тут без иллюзий. Но без поддержки вооруженными силами в случае провала этих операций они уже не будут такими успешными, как прежде. И здесь тоже будет наблюдаться снижение влияния. К чему это приводит? К констатации многополярного мира«, — прогнозирует Богатырев.

Однако роль США снижается. Лучше всего это видно на примере темы «Общих европейских вооруженных сил», на днях подогретой министром обороны Германии Аннегретой Крамп-Карренбауэр. Впервые о возможности создания общих европейских вооруженных сил заявил в 2018 году французский президент Эммануэль Макрон: по его мнению, такие силы будут необходимы для защиты Европы «от России, Китая и даже США».

Реакция Вашингтона изначально была негативной — тогдашний президент Дональд Трамп даже назвал идею «весьма оскорбительной». И сегодня в НАТО осудили подобную линию ЕС на отмежевание от Альянса (причем, что примечательно, тезис прозвучал от Германии, одного из основных союзников Вашингтона).

«Я приветствую европейские усилия в области обеспечения обороны, впрочем, что-либо подобное никогда не сможет заменить НАТО, — цитирует генсекретаря НАТО Йенса Столтенберга британская The Guardian. — Кроме того, необходимо гарантировать, что Европа и Северная Америка будут держаться вместе. Любая попытка ослабить эту связь не только ослабит НАТО, но и разъединит Европу«.

Эксперты считают, что создание «армии ЕС» может добить Североатлантический альянс. «Станет гвоздем в крышку его гроба. Ведь НАТО, как ключевой элемент американского влияния, станет ненужным для европейских государств, они будут сами себя защищать, и это будет означать фактически уход американских войск из Европы — и полное перекраивание тамошней структуры военно-политического доминирования«, — убежден Богатырев.

Выиграет ли Украина

Глобальные игроки остаются на мировой «шахматной доске» — вместе с США, которые, хоть и снижают влияние, все-таки будут одной из трех «великих держав». «Европа не будет входить в жесткие конфликты ни с Китаем, ни с Россией и намерена балансировать. А вот РФ и Британия, наоборот, попытаются увеличить свое влияние«, — убежден Руслан Бизяев.

В чем это будет проявляться применительно к Украине, может быть ясно уже к концу года. Это срок, до которого США готовы ждать реализации неформальных договоренностей с Владимиром Путиным в Женеве. «Учитывая критику Байдена оппонентами и промежуточные выборы в 2022-м, риск, что Байден «сольет» Украину, невелик, — считает политолог-международник Максим Яли. — Но попытки заставить Украину выполнить политическую часть «Минска-2» будут нарастать«.

 Киев, как и прежде, намерен трактовать вопрос Минских соглашений по-своему: на днях спикер Трехсторонней контактной группы Алексей Арестович пояснил отсутствие упоминания о Минских соглашениях в совместной декларации «Байден — Зеленский» тем, что «Украина слезла с крючка Минских соглашений». Однако США не являются ни гарантом их выполнения, ни участником «нормандского формата», несмотря на все желания Украины втянуть их в переговоры.

«И поэтому Минские соглашения не упоминаются лишь потому, что в данный момент из-за внутренних обстоятельств и возможной критики это невыгодно Байдену«, — поясняет Яли.

В целом же политологи ожидают медленного и постепенного выхода Украины из поля американского военно-политического влияния. «Украина находится в нем очень плотно — как страны Балтии и Польша. И мы очень зависимы от сворачивания влияния США, — считает Богатырев. — Если процесс пойдет очень быстро, то уже через пять лет баланс сил по Украине будет совсем иным. Но, думаю, что американцы будут отступать отсюда медленно, будут выжимать отсюда все что смогут, ведь, в отличие от того же Афганистана, Украина не стоит США практически ничего«.