Домой Спорт Агент Панарина в 80-х служил в Афгане. Что он там делал?

Агент Панарина в 80-х служил в Афгане. Что он там делал?

35
0

История Пола Теофаноса, полная загадок.

Артемий Панарин и так не страдал от недостатка внимания, а переезд в Нью-Йорк и часовое интервью Sports.ru окончательно превратили его во второго по популярности игрока России. Журналисты начали искать причины, которые заставили Панарина сказать слова, так выделяющиеся на фоне лоялистского настроя российского хоккея, и наткнулись на простой факт: агент Артемия, Пол Теофанос – бывший американский спецназовец.

Агент Панарина в 80-х служил в Афгане. Что он там делал?

Сотрудники «органов» всех государств мира закрыты от прессы. В 2011-м году хоккейный обозреватель Washington Post Тарик аль-Башир на вопрос о Семене Варламове ответил, что за три года вратаря в Вашингтоне лишь раз разговаривал с его агентом – и это при традиционной открытости американского хоккейного сообщества на всех уровнях. Теофанос дал лишь одно большое интервью – журналу ESPN в 2003-м.

Тотальная закрытость порождает самые дикие слухи. То, что анонимные телеграм-каналы считают Теофаноса проводником слов, которые Панарин сказал в интервью – это еще ерунда. Некоторые сайты консервативно-патриотической направленности называли Теофаноса агентом ЦРУ, который пытается найти подход к Владимиру Путину через хоккейную деятельность, а также крышует поставки наркотиков для российских игроков.

Среди этих диких фантазий заслуживает внимания тот факт, что почти все клиенты Теофаноса – русские. Среди действующих игроков другой национальности – только третий вратарь «Анахайма» Кевин Бойл. Панарин, Бобровский, Варламов, молодые Кравцов, Котков, Ян, этнический украинец Тимашов – в списке клиентов Теофаноса все знают русский.

Агент Панарина в 80-х служил в Афгане. Что он там делал?

Сам Теофанос описывал свою биографию просто: сын патриотичной греческой семьи не смог стать игроком и предложил свои услуги спецназу США. После подготовки в знаменитом Форт Брэгге, где базируется командование американского спецназа, Теофанос отправился в Афганистан – «осуществлять некоторые действия в интересах внешней политики США». Сам он никогда не комментировал, чем занимался там.

В тот период времени Теофанос даже стал героем статьи New York Times – конечно, его личность газета не раскрывала. В мае 1988-го спецназовец выступал как «студент-советолог, недавно вернувшийся из поездки в Афганистан» и свидетельствовал, что моджахедам «поступает намного меньше вооружения из Пакистана», как было зафиксировано в договоре между Афганистаном и Пакистаном в апреле того же года.

Военный обозреватель «Комсомольской правды», полковник в отставке Виктор Баранец, служивший в 80-х в Афганистане, комментирует деятельность американцев в ходе той войны.

Агент Панарина в 80-х служил в Афгане. Что он там делал?

– Чем вообще занимался американский спецназ в афганской войне?

– Перед тем, как Советский Союз принял решение о вводе войск в Афганистан, подразделения американского спецназа, закамуфлированные под топографические подразделения, высадились в одном из районов Афганистана. Наша разведка мгновенно доложила в Генштаб, Генштаб доложил в Кремль. ЦК КПСС тогда получил еще один аргумент в пользу ввода войск «американцы уже там!».

Американские спецназовцы работали в бандформированиях моджахедов на уровне инструкторов. Я приведу один факт: в афганской войне наступил период, когда моджахеды начали валить с неба наши штурмовики и истребители. Был такой день, когда за один день они вырубили 7 летательных аппаратов! Это было шоком для командования 40-й армии. Нашей разведке была поставлена задача узнать, что за чудо-оружие имеют моджахеды. Генштаб объявил, что выполнивший это задание получит звезду Героя Советского Союза.

Помимо этого спецназовцы обеспечивали душманов разведывательной информацией. Они вели активную связку моджахедов с Пакистаном и обеспечивали отвод раненых, которые отлеживались в пакистанских лагерях – спецназовцы прикрывали дорогу, нам было очень трудно иногда перерезать эту дорогу, по которой из Пакистана поступало пополнение. В пакистанских лагерях тоже работали американцы.

Спецназовцы находились в боевых порядках душманов, они занимались радиопрослушкой. Кроме того они отрабатывали действия мелких и крупных тактических групп в условиях местного климата и ландшафта. Они были не только учителями афганских бандитов, но и отрабатывали свои задачи. Они изучали оружие, похищали его, в том числе из наших подразделений, изучали тактику наших подразделений, порой выкладывая перед главарями душманов всю тактическую дислокацию войск.

Агент Панарина в 80-х служил в Афгане. Что он там делал?

Более того, американский спецназ развил мощную агентурную сеть, которая была рассеяна по всей территории Афганистана. Это был гигантский спурт, который поставлял информацию моджахедам. Агенты внедрялись в местные структуры под видом инженеров и культурологов, демонстрировали свою лояльность, некоторые из них даже смогли пробиться в партийные верхи.

Но я читал огромное количество мемуаров американских военных, и мне бросилась в глаза их хвастливость. Некоторые их заявления о том, как они навредили Советской Армии, надо делить на десять. Было несколько случаев, когда наша контрразведка хватала американцев за одно место, и в плену они вели себя очень трусливо, зачастую их обменивали.

Я был свидетелем случая, когда один из них «раскололся» – причем он попал в руки местной афганской разведки, не нашей. Смотреть на это было просто брезгливо. Когда мы взяли одного душманского лидера, было видно, что это настоящий враг. Он не был сломлен и говорил, что «вы все равно здесь все умрете». Американец же вел себя как трусливый пацан и только просил сохранить ему жизнь.

– Действительно ли спецназ тренировал тех боевиков, которые в нулевых стали известны как «Аль-Каида»?

– Это национальная мода американцев – выращивать силы, которыми Америка решает задачи в тех или иных регионах мира. Главарь «Аль-Каиды» чуть ли не золотой медалист ЦРУ. Парадокс в том, что эти воспитанники часто становятся врагами или предателями США. Впрочем, это национальный стиль – чем больше мы воспитаем боевиков в других странах, тем меньше погибнет американцев.

Американцы просто мстили нам руками моджахедов. Впрочем, надо быть объективным. Павел Грачев (министр обороны РФ в 1992-1996 гг – прим. Sports.ru) говорил, что на стороне моджахедов был весь мир. Это перебор, но моджахедов поддерживали многие десятки стран, в основном относившихся к НАТО.

Агент Панарина в 80-х служил в Афгане. Что он там делал?

Однозначно можно сказать, что Теофанос получил отличные контакты на самых верхах. В 1992-м он жил напротив Бориса Ельцина, когда тот уже был президентом России. Другую типичную историю тех лет рассказал Артур Ирбе: когда он приехал в Москву получать визу, у американского посольства бушевала очередь. Один звонок агенту – и латвийский вратарь оказался в кабинете через две минуты.

Теофанос как профессиональный советолог был одним из немногих агентов, в совершенстве знавших русских – это очень помогло ему в начале 90-х, когда вести переговоры с советскими клубами о переходе игроков было очень трудно – еще и из-за того, что руководители часто преследовали свои корыстные цели. История о переходе Валерия Каменского читается как плохой детектив о шпионах:

«Получив очередное предложение от Советов и согласие от владельца «Квебека», агент говорит, что ему нужно кое-что уладить и уходит. На улице он садится в автобус, но тут же замечает черный седан, преследующий его. Спрыгнув с автобуса, агент пытается оторваться от «хвоста». Машина следует за ним. Агент бежит быстрее. Седан ускоряется.

В конце концов, человек оказывается прижатым к стене. Он оборачивается и видит автомобиль в сантиметрах от себя. Затем медленно поднимает руки, как будто сдается. На самом деле он показывает преследователям два средних пальца».

Среди клиентов Теофаноса был не только Каменский, но и Владимир Малахов, Борис Миронов, Артурс Ирбе, Сандис Озолиньш, Сергей Брылин. В чемпионском «Колорадо»-1996 играло сразу три клиента греческого агента. Почти все отмечали, что хоккейная репутация Теофаноса говорит сама за себя – вопрос лишь в том, с помощью кого он начал зарабатывать связи и влияние.

Агент Панарина в 80-х служил в Афгане. Что он там делал?

В 2012-м Теофанос чуть не привез в Новокузнецк Майка Кинэна – об этом рассказывал Леонид Вайсфельд, который не раз работал с агентами грека: «Я чуть трубку не выронил: «Пол, это шутка?» – «Нет. Кинэн согласен на «Кузню». Про команду все знает, трудности его не смущают». Генменеджер «Кузни» ответил, что команду не спасет и Папа Римский.

Долгое время Теофанос и его клиенты как будто отсиживались в тени после бурных и денежных 90-х. Но этот июль принес влиятельному агенту три контракта на 170 млн долларов и вернул его в элитную лигу.

Впрочем, вряд ли Теофанос из нее выпадал – мы до сих пор доподлинно не знаем всю силу влияния этого человека, который, между прочим, вырос в семье ярых фанатов «Рейнджерс».

Источник