Главная / ИноСМИ / Параллели террора | Молодежное Информационное Агентство «НОВОРОССИЯ»

Параллели террора | Молодежное Информационное Агентство «НОВОРОССИЯ»

Руководитель Боевой партии эсеров Борис Савинков в «Воспоминаниях террориста» о своих былых сподвижниках писал так: «…Каляев любил революцию так глубоко и нежно, как любят её только те, кто отдаёт за неё жизнь… Сазонов был социалист-революционер, человек, прошедший школу Михайловского и Лаврова, истый сын народовольцев, фанатик революции, ничего не видевший и не признававший кроме неё. В этой страстной вере в народ и в глубокой к нему любви и была его сила… Для него террор тоже, прежде всего, был личной жертвой, подвигом. Революционер старого, народовольческого, крепкого закала, он не имел ни сомнений, ни колебаний…» Сложно заподозрить автора мемуаров в неискренности или лжи.

Скорее всего, моральный дух внутри террористических организаций царской России именно таким и был. Члены этих боевых групп были фанатиками-гуманистами, стремящимися к торжеству социальной справедливости в России и не преследовавшими каких-либо финансовых выгод. С другой стороны, существует немало подтверждений тому, что террор в Российской Империи – производная финансирования Западом русских революционеров с целью дестабилизации и разрушения России. Этот вопрос, наверное, никогда не будет до конца изучен. Но сейчас Россия стоит перед вызовами, очень близкими к тем, которые предшествовали крушению Российской Империи. Потому нужно хотя бы попытаться разобраться в механизмах, сделавших революционеров столь популярными в своей стране, и практически выведших их из плоскости уголовной в плоскость морально-этическую.

Западное финансирование

Нет никаких сомнений, что Запад уже в XIX веке был крайне заинтересован в разрушении государственных институтов Российской Империи и не брезговал ничем для достижения этой цели – начиная от прямого финансирования всех без исключения российских революционных организаций и заканчивая прямым шантажом правительства России. Так произошло в случае с А.Герценом. Известно, что когда российская власть арестовала все счета богатого «революционера-крепостника» за антигосударственную деятельность, Джеймс Ротшильд взял на себя заботу о сохранении богатств «революционера», купив у Герцена все его ценные бумаги, а потом с помощью, по сути, шантажа, стребовал эти деньги с России.

Вообще, вплоть до самой своей смерти «отец русской революции» был с Ротшильдами «не разлей вода». Очень интересные откровения на тему финансирования террора можно обнаружить у Савинкова в «Воспоминаниях террориста»: «…Член финской партии Активного Сопротивления журналист Жонни Циллиакус сообщил центральному комитету (партии с.-р.), что через него поступило на русскую революцию пожертвование от американских миллионеров (!!) в размере миллиона франков, причем американцы ставят условием, чтобы деньги эти, во-первых, пошли на вооружение народа и, во-вторых, были распределены между всеми революционными партиями без различия программ» – вот так. Причём, во многих местах своих мемуаров Савинков называет это финансирование «пожертвованиями» — «…В Женеве, по случаю убийства Плеве, царило радостное оживление… В боевую организацию поступали многочисленные денежные пожертвования, являлись люди с предложением своих услуг».

Несложно догадаться, кто были эти зарубежные доброхоты, радостно трясшие толстыми кошельками ввиду удачного покушения на российского государственного деятеля. Вообще, поражает вольготность и широкий размах, с которым члены Боевой организации эсеров перемещались по территории России и Европы, снимали себе роскошные конспиративные квартиры, наряжались в меха и бриллианты с целью конспирации. Например, однажды Евно Азеф, один из лидеров партии эсеров, предложил Борису Савинкову купить себе автомобиль, так, запросто, в рамках одной из слежек за намеченной жертвой. Совершенно никем не скрывалось, что деньги на террор поступают из Европы.

Впрочем, вовсе не обязательно читать художественные книги террориста Савинкова для того, чтобы представить масштабы капиталовложений западных «меценатов» в русскую смуту. Достаточно представить себе образ жизни тогда ещё не «вождя пролетариата», а просто лидера одной из многочисленных «диванно-кухонных» революционных партий России Владимира Ильича Ленина. Ленин, проживший большую часть своей «дореволюционной» жизни в Европе, наработал себе привычки и повадки богатого человека. Он, живя в Европе, снимал шикарные квартиры с прислугой, столовался в лучших ресторанах. Как-то, находясь в Праге, Владимир Ильич повёз свою жену Крупскую на лечение в Швейцарию, т.е. проводил свою жизнь почти так же, как современные российские богачи. И всё при том, что доходов никто в его семье тогда не имел. Да что там Ленин!

Аксельрод, Плеханов, Чернов, Мартов, Троцкий и прочие представители разных революционных течений – все они отлично чувствовали себя заграницей на иждивении западных спецслужб и десятилетиями не появлялись на родине. К примеру, II съезд РСДРП начался в Брюсселе, но, в связи с враждебной активностью бельгийской полиции, закончился в Лондоне. Но это же полсотни делегатов(!). А ведь всем им необходимо было жильё (и ещё какое жильё!), деньги на проезд и безбедную жизнь и т.д. В общем, рассказы о «партийных взносах», на которых якобы и держалась революционная подпольная деятельность, не выдерживают ни малейшей критики.

Сами революционеры

Для начала нужно понять – чего вообще хочет настоящий революционер? Безоговорочной победы своих умозрительных идей или построения сильного и, при этом, сколько-нибудь справедливого государства в своей стране? Дело в том, что большинство революционных теоретиков – однозначно авантюристы и идеалисты. И в этом уже просвечивается невероятный дуализм. Революционеры, которые изначально являлись неординарными личностями, по определению не могли любить «серое большинство», тем более «наиненавистнейшую» его прослойку – мещанство. А ведь именно «социальные блага для всех», – основной лозунг любого революционера. На практике это самый что ни на есть мещанский лозунг. Именно поэтому идеи бунтарей почти всегда были абстрактны и очень далеки от реальности.

Борис Савинков, руководитель Боевой Организации эсеров

Достаточно вспомнить идеи анархизма, совершенно противоположные человеческой природе, но, почему-то, до сих пор очень популярные в среде столичных очкариков. Выходит так: с одной стороны, революционный идеалист ненавидит жадные, обывательские народные массы, кстати, во многом совершенно справедливо. А с другой – жертвенно бросает свою жизнь в топку декларируемого им прекрасного сытого будущего для этих самых масс. Именно эта неестественность и оторванность от жизни приближает идейный терроризм к эдакому «поп-арту», интеллектуальному искусству для избранных. Подобная нефункциональность и размытость целей делает эти группы очень уязвимыми для внешнего управления ими. Вполне возможно, что в «Путешествии из Петербурга в Москву» Александр Радищев, говоря о несправедливостях и рабстве в царской России, писал чистейшую правду. Но, почему-то, при чтении данного произведения читателя не покидает ощущение, что описывая бедствия простого народа, автор автоматически причисляет «мужиков» к иной, чем он, эволюционной ветви, например, к кроликам, чем становился похожим на современных активистов «общества защиты животных». Он безгранично далёк от этих людей. Скорее всего, не стоит русских террористов XIX века считать западными шпионами на основании получения ими финансирования «оттуда». Безусловно, они были «агентами влияния», которые сами не догадывались об этом. Деньги для них были всего лишь подспорьем для разрушения «ненавистного режима». Ведь для того, чтобы не любить свою страну, вовсе не обязательно получать средства от Госдепа.

Теракт на даче Столыпина

Практики и теоретики

На самом деле, имеет смысл разделить русских революционеров на две группы – теоретиков и непосредственных исполнителей. Ведь в «кастовой» Российской Империи даже революционеры делились на сословия. Никуда не ушли от этого анахронизма наши «властители дум», как бы не пытались убедить всех, включая самих себя, в обратном. И поступали эти люди всегда согласно своим классовым нишам. Вспомним хотя бы богатейшего помещика-крепостника, писателя, а также одного из первых идеологов российской революции Александра Ивановича Герцена. Он действительно считал, что любит русский народ и думал, что посвятил борьбе за его свободу свою жизнь. Так вот, господин Герцен, проживая за границей и храня миллионы в банках Ротшильдов, в своём журнале «Колокол» помимо освещения мрачных сторон российской действительности, время от времени делал весьма своеобразные заявления. Например, во время Крымской войны России с Англией и Францией в 1853—1856 гг., он призывал героических защитников Севастополя переходить на сторону врага, потому что, Россия, видите ли, «плохая». И подобных примеров его деятельности – сотни. Случайна ли «сердечная дружба» писателя-революционера с Ротшильдами? Нет, конечно. Но, скорее всего, Александр Иванович вовсе не кривил душой и на самом деле считал Россию плохой страной, желая ей поражения. Таковы были его классовые интересы. Его друзья – богатые западные капиталисты. С ними ему было душевно и комфортно. А народ – это просто кролики в клетке, с которыми на Западе гораздо лучше обращаются, чем в России. А то, что их конце концов забьют на мясо – неважно, это же не его класс. Людьми того же толка были политические эмигранты-сибариты. Причём безразлично, большевики они были или меньшевики. Такими же были эсеры, занимавшиеся словоблудием в своих «женевах» под чёрную икорку с «Шабо». Тот же Ленин мог до самой смерти, наслаждаясь жизнью за иностранные деньги, безобидно писать свои работы в Европе. Но жизнь приготовила ему иную судьбу…

Совсем другое дело, непосредственные исполнители терактов — фанатичные, идейные, готовые на самопожертвование, возможно, обманутые, но однозначно честные. Такие люди, как народовольцы Софья Перовская и Александр Желябов при другом стечении обстоятельств могли бы быть героями войн, известными учёными, талантливыми государственными деятелями или просто хорошими людьми, а вовсе не террористами-цареубийцами. Об эсерке Марии Спиридоновой говорили, что в ней «кипела громадная любовь к застенчивым, оплёванным мужикам, ко всем поруганным и униженным».

Думается, несоответствие реалий царской России с возвышенными запросами этих парней и девушек, помноженными на щедрое финансирование западных «доброхотов» сделало их героями тех драматических событий. Кстати, одним из таких молодых людей был будущий писатель Александр Грин. Ещё до своей литературной карьеры он был членом боевой организации эсеров, что нашло отражение в цикле его рассказов «Шапка-невидимка». Ни для кого не секрет, что в любой студенческой компании есть страстные максималисты, требующие от жизни безоговорочной справедливости, а потому, порой, становящиеся мизантропами и нигилистами. И если такой человек встречает в жизни своего «Петра Верховенского», то при наличии «благодатной почвы», вполне может сотворить любые преступления «во имя добра».

Царская Россия

Завершающим драматическую картину фактором, той самой благодатной почвой для террора, были сами реалии жизни в Российской Империи. Рассказы современных «беллетристов-историков» о России второй половины XIX в. пахнут «маниловщиной». «Александр II – освободитель! Все должны ему были в ножки кланяться, а его взяли и убили!» Но ведь всё совсем не так. Реформа Александра II в 1861 году освободила крестьян, в основном, от земли. Им дали свободу, оставив землю в руках помещиков. То есть превратили мужиков в бродяг, тех самых бродяг, которых в своё время в Англии просто вешали. Кстати, весомая часть крепостных так и оставалась в кабале рабства вплоть до начала XX в. Ничего не напоминает? Да вот же! Перестройка, капитализм. Людей освободили … от работы, жилья, льгот и т.д… Рабочие на заводах России второй половины XIX в. за копейки трудились по 14 часов в сутки и ютились по углам в бараках целыми семьями. В течение рабочей недели им приходилось покупать еду в заводских лавках втридорога, так как покинуть территорию завода они могли только в один единственный выходной. В дополнение ко всей этой прелести – наполовину бесплатный детский труд и штрафы. Высокооплачиваемые квалифицированные рабочие, о которых так любили поразглагольствовать идеологи перестройки – не в счёт. Они составляли всего 3% от общего числа трудящихся. Сейчас в российских тюрьмах условия жизни гораздо лучше, чем у касты пролетариев того времени.

В полиции безраздельно царил «институт провокаторства» — двойные агенты как норма. То есть, полиция зачастую закрывала глаза на деятельность террористов в обмен на то, что те периодически сдавали им своих людей. Сравним с нашей современной полицией: сейчас «оперов» очень сложно отличить от братков как по внешнему виду, так и по их делам. И это всё происходило на фоне того, что общество продолжало быть сословным, почти кастовым. В то же время растущая грамотность населения и его запросы к справедливому государственному устройству начинали выходить на такой уровень, когда жить по-старому было просто нельзя. Уже невозможно было верить в легитимность власти исключительно на основаниях святости монархии как таковой. Диалога между государством и простым человеком не могло быть по определению – в России существовал запрет на подачу петиций (прошений). Ранее только дворянство имело право ходатайствовать перед царем о сословных и государственных нуждах, но и это право было ликвидировано в 1865 г. И вот в апреле 1881 г. произошло убийство Александра II народовольцами под руководством Софьи Перовской. Оно не разрушило российское общество, но поставило планку – государственных деятелей, даже царей, убивать в принципе можно, хотя и опасно для жизни. Софья Перовская и её коллеги были казнены. Но уже спустя 7 лет Вера Засулич, при покушении тяжело ранившая градоначальника Ф.Ф.Трепова по совершенно ничтожному поводу, была оправдана судом присяжных. А это уже была новая планка. Не только либералы-западники, но уже и значительная часть общества не видела ничего предосудительного в терактах против государства. В образованных кругах юных террористок считали чуть ли не святыми, они становились «иконами» в глазах многих, особенно после ареста, во время судов. Многие честные, образованные люди начинали верить, что разрушение «несправедливого государства Россия» принесёт народам счастье…

P.S.

Сейчас Российская Федерация стоит перед теми же вызовами, что и Российская Империя. Запад спонсирует и обучает исламских террористов, «пятую колонну» и прочие НКО так же щедро, как век назад финансировал русских революционеров. Есть такие же, как и тогда «грантоеды», не вылезающие из-за границы и при первом же случае поносящие свою Родину, и есть террористы – зачастую честные люди, попавшиеся в лабиринт смыслов. Кастовая система в Российской Империи упрощала работу террористов, оправдывала их в своих глазах, как и в современной РФ грабительский капитализм и власть воров-олигархов порождает терроризм наряду с его западным спонсорством. И вот результат: российские националисты едут воевать за бандеровцев против Русского Донбасса. Возможно, эти, мягко говоря, не очень умные люди ассоциируют Русский Мир с российской властью, которая «всесторонне развитую» воровку миллионов Васильеву под негодование всей страны освобождает от уголовной ответственности? Возможно. И это нехорошо. И вот ешё: среди исламских террористов в России почему-то достаточно высокий процент белокожих Вань и Наташ. Как же так? Всё очень просто. Хитрые салафиты пообещали Ивану и Наталье социализм и справедливость, которых в современной РФ днём с огнём не найдёшь… В общем, только сильное и справедливое государство Россия способно противостоять терроризму. Будет ли она такой?

Олег ШАПОВАЛОВ

Источник

Добавить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Прокрутить до верха