Главная / Общество / Химатака в Идлибе: Белый дом официально обвинил Москву

Химатака в Идлибе: Белый дом официально обвинил Москву

Вашингтон утверждает, что Россия пыталась скрыть причастность Дамаска к химической атаке. Об этом говорится в рассекреченной части доклада Совета нацбезопасности США. При этом в документе нет прямых доказательств ни первого, ни второго утверждения

Фото: Alaa Al-Faqir/Reuters

Обновлено 16:00

Белый дом официально обвинил Москву в попытках скрыть причастность Дамаска к химической атаке в Идлибе. Такие утверждения содержатся в докладе Совета национальной безопасности США. В четырехстраничном документе говорится о том, что, согласно американским разведданным, решение о химатаке было принято высшими военными чинами сирийской армии в ответ на наступление антиправительственных группировок.

Белый дом также утверждает, что после химической атаки Москва начала активно прикрывать Дамаск путем публикации противоречивой информации с целью запутать международное сообщество. При этом Вашингтон не приводит прямых доказательств ни первого, ни второго утверждения, ссылаясь на необходимость защиты источников разведки.

«США уверены, что 4 апреля сирийский режим провел в провинции Идлиб химическую атаку с использованием зарина, жертвами которой стали от 50 до 100 человек», — говорится в документе. Совет нацбезопасности США ссылается на данные радио- и геолокационной разведки, лабораторные анализы образцов с места событий и сообщения многочисленных очевидцев. При этом оговаривается, что все доказательства не могут быть опубликованы в целях защиты источников и методов спецслужб.

В первой части документа подробно описаны события 4 апреля. Утверждается, что рано утром самолет сирийских ВВС поднялся с авиабазы Шайрат и нанес химический удар по контролируемому повстанцами поселку Хан-Шейхун. После этого с места событий тут же начали поступать видео и фото, подтверждающие химический характер атаки, причем симптомы пострадавших указывали именно на использование нервно-паралитического вещества зарина. Это же впоследствии подтвердили и международные организации ВОЗ и «Врачи без границ». Разведка США заключает, что оппозиция была бы не способна сфабриковать достаточно материалов, чтобы обмануть всех наблюдателей.

Во второй части Совет нацбезопасности обвиняет Москву в попытках запутывания международного сообщества посредством публикации противоречивой информации. Как отмечает разведка США, изначально российские официальные лица утверждали, что никакого инцидента не было и химическая атака была сфабрикована; затем ошибочно называли временем атаки полдень 4 апреля, а не раннее утро; затем остановились на версии, что трагедия произошла в результате удара по складу химоружия боевиков. В документе говорится, что и эта информация не является достоверной, поскольку видеозаписи с места событий и данные спутниковой съемки показывают, что воронка от авиаудара находится посреди улицы в жилом квартале. Совет нацбезопасности США напоминает, что Организация по запрещению химического оружия в августе и октябре прошлого года уже устанавливала факты использования химоружия Дамаском.

Несмотря на подробность описания доказательств, к докладу не приложены ни упомянутые в нем кадры и видео, ни спутниковые снимки предполагаемой воронки от химического боеприпаса. Да и сам характер такого рода доказательств вызывает сомнения, говорит доктор военных наук, военный аналитик, первый вице-президент Академии геополитических проблем Константин Сивков.

Константин Сивков доктор военных наук, военный эксперт «Химические боеприпасы, как правило, мало-мальски глубоких воронок не оставляют, они должны взрываться, коснувшись поверхности земли. Та воронка чисто условная. Если они говорят о том, что обнаружили воронку, это, мягко скажем, несерьезный разговор, этого быть не может. Если химический боеприпас зарывается в землю и взрывается, то вся химия остается там, в земле, поэтому химический боеприпас взрывается либо над землей, либо ударившись об землю, то есть он большую воронку не может оставить. Во-вторых, в этом случае в земле должно остаться большое количество химикатов. Отличить взрыв химического боеприпаса от взрыва обычной мины, выпущенной из миномета, нет никаких возможностей, потому что мина точно так же не зарывается в землю, она ориентирована на осколочное действие и, касаясь земли, тут же взрывается. Это не снаряд, который летит с большой скоростью, должен проникнуть под землю и поразить подземные объекты и поэтому, образуя воронку, взрывается с замедлением. А здесь другая картина».

Обвинения комментирует депутат Госдумы, в прошлом созыве — первый зампред главы комитета по обороне Сергей Жигарев:

Сергей Жигарев депутат Госдумы «Относительно того, какой снаряд какую воронку вызывает, пускай говорят специалисты, эксперты. Есть международная практика расследования такого рода происшествий, когда создается экспертная группа из представителей нескольких стран, привлекаются эксперты. Они выезжают на место, обследуют аэродромы, откуда взлетели самолеты, они могут даже с самолетов взять пробы, поскольку если были запущены химические снаряды, то, безусловно, они оставили свои следы на металле самолета, их просто так смыть невозможно. После того как они отработают, как в свое время делали в Иране, в других странах, представляется доклад в Совет Безопасности ООН, и он уже на основании этого доклада принимает решение. По этому расследованию можно было бы сказать, что оно объективно, или задать какие-то вопросы. А относительно того, что сказала разведка и что она подразумевала, инсинуаций может быть очень много».

Мог ли вообще быть какой-то мотив у Асада, чтобы проводить химатаку? Ведь, по мнению главного редактора журнала «Экспорт вооружений» Андрея Фролова, пока получается наоборот: от этого инцидента больше всего пострадал сам Дамаск.

Андрей Фролов научный сотрудник Центра анализа стратегий и технологий, главный редактор журнала «Экспорт вооружений» «С одной стороны, мне сложно представить какие-то резоны для того, чтобы центральное правительство Сирии применяло химическое оружие, причем таким образом. Здесь же, как я понимаю, был какой-то единичный случай. Даже по числу пострадавших мы видим, что это точно не тянет на какую-то массированную атаку, то есть речь идет либо о некой случайности, либо о каком-то злом умысле, если предположить, что это сделали проправительственные силы. Причем я вполне могу допустить, что кто-то мог из своих, что называется, подставить Асада, если это они. Но опять-таки Асад, наверное, последний, кто заинтересован в таких последствиях: есть риск потери поддержки и защиты со стороны России, потому что в конечном счете вся эта химическая история сейчас уже бьет по России, а не по самой Сирии».

Владимир Путин, комментируя обвинения в отношении Москвы и Дамаска в интервью телеканалу «Мир 24», сказал, что доказательств применения химоружия Сирией нет, а страны НАТО «кивают, как китайские болванчики, не анализируя ничего, что происходит».

Владимир Путин президент Российской Федерации «Совсем недавно мы были свидетелями нанесения ракетных ударов по Сирии Соединенными Штатами. И как отреагировали союзники по НАТО? Все кивают, как китайские болванчики, не анализируя ничего, что происходит. Где доказательства применения сирийскими войсками химического оружия? Их нет. А нарушение международного права есть? Это очевидный факт. Без санкции Совета Безопасности ООН наносится удар по суверенной стране. И несмотря на эти явные нарушения международного права, все согласны, принимают и начинают кивать и поддерживать».

Однако формальное представление обвинений со стороны США требует от России серьезного ответа на каждый из аргументов, считает эксперт по международным отношениям Михаил Троицкий.

Михаил Троицкий доцент МГИМО, эксперт по международным отношениям «Публикация такого доклада действительно очень важна хотя бы потому, что некоторые союзники США вовсе не поддакивали им, а, например, на встрече министров иностранных дел «большой семерки» предложили дождаться доказательств. Соединенные Штаты официально устами самых высокопоставленных чиновников, включая президента, предложили эти доказательства и заявили о наличии у них, видимо, разведывательных сведений, которые подтверждают такие утверждения в рассекреченном докладе, и это вполне серьезно. Просто отсылками к выступлению Колина Пауэлла в Совете Безопасности 13 лет назад или даже более 15 лет назад мы не сможем отбиться от этих утверждений, нужно что-то им в реальности противопоставить, например, представление о том, что при попадании боеприпаса в склад с какими-то отравляющими веществами эти вещества, скорее всего, сгорят. Они не утекут таким образом, чтобы оказывать воздействие на окружающую среду, они будут просто уничтожены. И по многим другим аспектам просто нужно давать содержательный ответ, а не ссылаться на Пауэлла».

Дональд Трамп 12 апреля назвал сирийского лидера Башара Асада «животным». «Если бы Россия не поддержала это животное, не было бы проблемы. Если честно, то Путин поддерживает человека, который является по-настоящему злым», — сказал президент США в интервью Fox Business.

Ранее неожиданное заявление о судьбе Асада сделал глава международного комитета Совета Федерации Константин Косачев. «Если окажется, что Башар Асад применил химическое оружие против гражданского населения, мы будем искать другие возможности продолжения контртеррористической операции, но уже без сотрудничества с режимом», — сказал сенатор в интервью «Эхо Москвы». Вместе с тем Косачев выразил надежду на то, что Асад «не перейдет красной черты, когда с ним окажется невозможным работать». Насколько близко оказался Дамаск к этой «красной черте», рассуждает гендиректор Российского совета по международным делам Андрей Кортунов:

Андрей Кортунов генеральный директор Российского совета по международным делам «У Асада есть негативная репутация в мире. Мало кто считает его законным президентом, и мало кто полагает, что Асад стремится к политическому урегулированию конфликта. Конечно, для нас сейчас аффилиация с Асадом приносит большие репутационные издержки, особенно в регионе Ближнего Востока, особенно на Западе. Здесь, наверное, есть определенная доля лицемерия, поскольку позиция Асада тоже не отличается хорошими манерами. В этом конфликте нет хорошей и плохой стороны. Если наш интерес в том, чтобы вставать с колен, демонстрировать свою независимость, способность оказать влияние на удаленный регион, репутационные риски того стоят. Но когда говорят, что наша вовлеченность в Сирию — это наша способность бороться с терроризмом на дальних подступах, я, откровенно говоря, здесь не вижу большой логики, потому что, скорее, наоборот: наше участие в сирийском конфликте провоцирует радикализацию внутри страны».

Еще одно ключевое заявление сделал экс-министр финансов, глава Центра стратегических разработок Алексей Кудрин. Он призвал к «доверию и дружелюбию во внешней политике». «Мы должны быть уважаемыми, должны быть дружелюбными в нашей внешней политике. Без этого фактора мы не сможем реализовать наши планы по наращиванию темпов роста экономики и конкурентоспособности», — сказал Кудрин.

Источник

Добавить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Прокрутить до верха